Секс истории


Плата за доброту

8564 просмотров Инцест

incest— Ох, ты, господи! Я и забыла Алеша, что ты уже взрослый, — оторопело, произнесла женщина, во все глаза, смотря на его поднимающуюся под ее взглядом Алешкину дубинку. 
Она взлетела кверху, достав до пупка. Еще бы не встанет, если перед тобой раздевается красивая женщина. И, хоть она осталась в трусах и лифчике, ее грудь от этого ничуть не стала меньше или хуже, а бедра худей. А на трусах у нее, вдруг от чего-то, появилось вдруг, и стало расплываться вширь влажное пятно.

Алешка, бродяжничал. Дома ему жить не хотелось. Вечно пьяные родители, какие-то грязные посторонние мужчины, с которыми без разбора спит пьяная мать, постоянная вонь, и валяющиеся на затоптанном полу пустые бутылки, достали его. Лучше болтаться в подвале и ночевать на лестничных площадках, чем жить в этом свинарнике.

Несмотря на свои пятнадцать лет, пить он так не пристрастился. Водка не нравилась ему. Алешку от нее тошнило, рвало, потом, после нее долго болит голова. Да и пить на голодный желудок не в кайф.

Из всех жильцов его родного подъезда самой доброй была тетя Нина. Хорошо зная, что творится у него дома, она несколько раз зазывала к себе Алешку, заставляла мыться и давала одежду оставшуюся после своего сына Ромки, недавно погибшего в Чечне. Одежда была ему немного велика, но была целой и чистой, а главное очень теплой.
Вот и сегодня, проходя мимо него, она коротко сказала: — «Пойдем ко мне, нечего тебе здесь мучиться».

Сунув в руку полотенце, она, подтолкнула его к ванной: — «Иди, хорошенько помойся».
Он был очень голоден, понял это, как только до него донесся вкусный запах мясного борща. Наспех сполоснувшись под душем, он причесался и надев халат, устремился на кухню.
— Уже вымылся?! Так быстро?! – удивилась тетя Нина. — Покажись.
Критически осмотрев его, она молча взяла за плечо и повела назад.
— Снимай халат.

Алешка в смущении замялся. Он был уже взрослый, и обнажаться перед женщиной, показывать ей свой непонятно как вымахавший размером с дубинку член, ему было стремно.
— Раздевайся, — вторично приказала она, расстегивая на себе халат. – Сама мыть буду. Ты, я смотрю, ленишься. И поспеши, борщ остывает.

Напоминание о борще, вызвало у него голодный спазм в желудке и подстегнуло разоблачиться скорее. Он снял халат и …
— Ох, ты, господи! Я и забыла Алеша, что ты уже взрослый, — оторопело, произнесла женщина, во все глаза, смотря на его поднимающуюся под ее взглядом Алешкину дубинку.
Она взлетела кверху, достав до пупка. Еще бы не встанет, если перед тобой раздевается красивая женщина. И, хоть она осталась в трусах и лифчике, ее грудь от этого ничуть не стала меньше или хуже, а бедра худей. А на трусах у нее, вдруг от чего-то, появилось вдруг, и стало расплываться вширь влажное пятно.

Моя его, она случайно задевала его торчащий член, и каждый раз вздрагивая, стыдливо краснела. Но, Алешка заметил, что ее случайные прикосновения к нему что-то очень часты. Когда, она стала мыть его спереди, сильно растирая плечи и грудь мягкой вехоткой, Алешку даже покачивало от ее энергичных растираний. В одно из мгновений его член коснулся туго затянутого трусами ее переда, и он стал позорно кончать, пропитывая ее трусы обильно льющейся спермой.
Ему стало так стыдно, что он дернулся бежать, но она крепко схватила его за плечо.
— Ничего Алеша. Не волнуйся, это иногда случается у мальчиков, — тихо произнесла она, успокаивая его, и едва уловимо коснулась кончиками пальцев его члена.

— Вот и все, теперь можешь идти кушать. Я тебе постелю в зале, на диване, — сказала она.
Накинув халат, он вышел.
Борщ был еще почти горячий, а вот про хлеб, она забыла. Вернувшись к ванной, он открыл дверь и увидел ее. Стоя к нему задом, она низко наклонилась, снимая с ноги трусы. Ее большие ягодицы были белоснежны и нежны, а под ними … темнела большая, покрытая вьющимися волосами щель.
— О-ох! – невольно выдохнул он, не в силах скрыть свое восхищение.

Она резко обернулась и совсем добила его, показав эту же половую щель спереди. Его снова подскочивший член раздвинул халат и бесстыдно высунулся наружу, устремляясь навстречу желанной расщелине. Из него обильно сочилась смазка.
— Иди ко мне, — странным, придушенным голосом, вдруг позвала тетя Нина.
Он, шагнул к ней.
— Ты не думай обо мне плохо, — быстро заговорила она. – Это, конечно, не хорошо, но я женщина, и мне хочется. У меня ведь нет никого. Совсем одна.
— Я же все понимаю, — по-взрослому ответил Алешка. – Вы не беспокойтесь, про Вас я никогда ни кому не скажу.
— Да? Хорошо бы.

Она ухватилась за его член и стала крепко мять. Алешке неудержимо захотелось потрогать ее щель. Она была, совсем рядом. Не задумываясь о последствиях, он коснулся ее, взяв другой рукой грудь. Его палец мгновенно утонул в мокрой расщелине, нащупав твердый бугор клитора. Грудь на ощупь была нежна и упруга.
Прерывисто дыша, тетя Нина стиснула его член.
— Ну, раз уж так случилось…
Она приподняла член и Алешка аж выгнулся от сладости проникновения в ее влажную глубину. Схватив тетю Нину за бедра, он подался к ней и начал входить в нее, едва не умирая от восторга. Схватившись за него, тетя Нина смотрела на него расширенными глазами. Его член туго и медленно погружался, раздвигая узкий проход в ее влагалище.

— Ой, Алешенька, милый, какой ты большой! – в восторге произнесла она, прижимаясь к нему бедрами.
— Ты смелее будь, не стесняйся. Делай, что желаешь.
— Тетя Нина, я сейчас… — сдавленно прохрипел Алешка, чувствуя, как внутри него уже несется наружу поток спермы.
— Кончай, не вытаскивай. Так и мне приятней. Хоть мужчину почувствую.
Судорожно толкнув ее, он вонзился на всю глубину. Она охнула и, трепеща, радостно приняла бьющие из его члена потоки спермы. Ее влагалище радостно сжалось на нем и женщина, ахая, повисла на Алешке.
— Как хорошо, и легко стало, — призналась она. – Пойдем, покушаешь, а затем, посмотрим. Может еще получится.

Утром, проснувшись рядом с ним, она сказала: — нечего тебе слоняться по двору. Оставайся дома, живи, сколько хочешь.
— Я долго хочу, — ответил Алешка, хватая губами ее мягкий после сна сосок.
— А хоть навсегда, — розовея, ответила она. – И мне будет не так одиноко.
Он стал с ней жить. А вскоре, стыдливо краснея, она спросила его, что ей делать с беременностью.
— А что хочешь, — ответил Алешка и тут же спросил: — А что такое быть отцом?
— Хочешь узнать?
— Очень, хочу!
— Тогда, я буду рожать.
Вскоре, он стал отцом.


Поделиться в соц. сетях:

Копирование материалов разрешено только при условии наличия прямой индексируемой ссылки на likelife.ru