Секс истории


Наезд

434 просмотров Любовные истории

klassikaРастроганная моими нежными, пылкими ласками, Елена Георгиевна Купцова предложила мне руководить видеосъемочной студией, которая полуподпольно выпускает эротические видеофильмы. Видеостудия, была конечно же замаскирована под фирму, занимающуюся сбором лекарственных растений, а также производящую фито чай. Ее медицинская продукция в очень ограниченных количествах, иной раз даже появлялась в аптеках города.
Подумав немного, понимая, что не имею других, более подходящих мне вариантов, я все-таки решил принять это предложение.

Директором, а также номинальным совладельцем фирмы, я стал благодаря проявленной мною минутной слабости. Однажды оставшись без работы, только лишь с пустым кошельком в кармане, с огорчением махнув рукой на свои бесполезные сейчас моральные принципы, я решил подать объявление в газету, в котором предлагал сексуальные услуги немолодым, состоятельным дамам. Я знал, многие из них удачливы в бизнесе, но часто одиноки и неустроенны в личной жизни. Так, неожиданно для себя я завоевал сердце и тело красивой деловой женщины, президента крупной коммерческой корпорации. 

Несмотря на обещанную Еленой Георгиевной поддержку и \\\»надежную крышу\\\», защищающую фирму, а также меня, как директора, от разных неприятностей, доверяя больше своему собственному армейскому опыту, я принял все возможные меры безопасности, чтобы оградить себя от всевозможных «наездов» чрезмерно прытких конкурентов, которые обязательно постараются удержать этот хоть и незаконный, но чрезвычайно доходный бизнес. Я был уверен, что однажды они непременно позвонят мне.

Уже спустя полгода, после открытия своей фирмы, я начал замечать проявляемый к ней повышенный интерес криминальных структур. Вокруг моей “Медико-Фармы” стало постепенно смыкаться кольцо местной мафии. Я уже несколько раз получал по телефону завуалированные предложения взять фирму под свою “крышу”, но я упорно отказывался. Зная о мощности и хороших связях своих соучредителей, я без особой тревоги, даже невозмутимо выслушивал их угрозы о поджогах и других возможных неприятностях в свой адрес, и спокойно отказывал им, без каких-либо объяснений.
А вот в этом телефонном звонке, затаилась настоящая опасность. Это, почувствовалось сразу.
— Здравствуйте Сергей Михайлович.
— Да это я. Слушаю Вас.
— У нас к Вам есть выгодное деловое предложение. Советуем принять его, иначе Вас ждут большие неприятности. У Вас хороший, доходный бизнес. Жаль, если с ним, или, не дай бог с Вами, что-то случится. Мы хотели бы, Вам помочь сохранить его. Конечно, не безвозмездно. Ну, скажем, процентов за сорок, от прибыли.
— Не трудитесь уважаемый. В подобной помощи, я не нуждаюсь.
— Вы в этом уверены? Ну-ну.

Моя охрана была предупреждена, что возможен наезд. Все охранники из бывших офицеров спецназовцев, имели хорошую специальную подготовку. Каждый, из них стоил десяти отморозков.

Я знал их личные возможности, но больше всего надеялся на себя, как на профессионала более высокого, чем у них, класса. В этой игре, мой проигрыш в противостоянии будет означать потерю не только дела, но и личной жизни. Потому, что дело они могли отобрать, только уничтожив меня лично. Предвидя близкие наезды, через старых друзей я приобрел хорошую винтовку с оптическим прицелом, а также освежил навыки стрелка – снайпера.

Все шло, как обычно. Сославшись на усталость, я чуть раньше обычного времени ушел в свой домик, прихватив с собой своего проверенного, надежного секретаря Наташу. Все работники фирмы знали, что кроме типичных обязанностей секретаря — референта красавица Наташа была моей постоянной, почти официально признанной любовницей.

Через два часа ублаженная любовными утехами, она крепко спала, раскинувшись на пушистом одеяле. Посмотрев на часы, я удовлетворенно кивнул, потом, надев потрепанную “камуфляжку”, оставшуюся после армии, встал перед зеркалом и тщательно натер лицо черной краской.
Я заранее присмотрел и выбрал удобную позицию на высокой водонапорной башне, местность с которой отлично просматривалась в радиусе почти километра.

К моей резиденции ведет лишь одна, единственная дорога, так что я был уверен, что рассчитывая захватить нас врасплох сонными, бандиты обязательно явятся на рассвете. Да и при свете раннего утра у них будет значительно больше шансов на успех. Как и все люди, бандиты тоже хотели жить. Поэтому, сделав засаду, я подловил их врасплох.

Аккуратно положив рядом с собой хорошо пристрелянную снайперскую винтовку с оптическим прицелом, я стал тщательно осматривать в бинокль открытый участок дороги, ту ее часть, где дорога сначала круто поднималась вверх, а затем в километре от его усадьбы резко сбегала вниз. Именно там я и рассчитывал застичь машины бандитов.

Как и ожидал, они появились, когда стало совсем светло и солнце показалось из-за кромки леса, ярко осветив своими лучами просыпающуюся от сна природу. Первой из-за перевала выскользнула серебристая иномарка с темными стеклами и резко устремилась по направлению к его усадьбе.

Передернув затвор винтовки, я спокойно прицелился в переднее боковое стекло машины и прошептал, как во время боев это было в “Афгане” — “пленных приказано не брать”. Мягко, как меня в свое время обучили инструкторы в армии, я потянул спусковой крючок, стреляя с некоторым упреждением.

Я был твердо уверен, что не промахнулся, поэтому не удивился, увидев, как, несколько секунд спустя, потерявшая управление машина, резко повернув в сторону, затем проехав несколько метров, затем внезапно нырнула с крутого обрыва, где была глубокая пропасть. Вскоре до меня донесся негромкий, приглушенный дальним расстоянием хлопок взрыва, и из-за кромки обрыва, потянулся вверх длинный столб черного дыми.

— “Пленных, приказано не брать”, — невесело усмехнувшись, вновь повторил про себя я, затем стал осматривать через прицел дорогу, уверенный, что там должны быть еще машины. Видимо, пока я следил за первой машиной, вторая успела пройти порядочное расстояние метров в триста, потому, что я обнаружил ее, когда она вынырнула из глубокого распадка и набирая скорость рванула по ровному шоссе.

— “Это Вам ребята, не поможет”, — снова мрачно усмехаясь, подумал я, — “все, Вы уже приехали”, и спокойно наведя винтовку, так же точно как и первый раз, послал пулю в лобовое стекло на уровне головы водителя. На этот раз, я видимо только ранил, а не убил водителя, потому что вильнув несколько раз мощный громоздкий джип, резко остановился и из него покачиваясь, обхватив голову руками, вышел человек в точно такой же, как у меня, пятнистой камуфляжной форме. Вслед за ним из машины выскочило еще три человека, которые встав полукругом, принялись бесцельно строчить в разные стороны из автоматов.

— “Вояки, мать Вашу…” – свирепо усмехнулся я, следя, как вслепую, не видя цели, они бесприцельно \\\»поливают\\\» пулями окружающие их кусты.
— “Пленных, приказано не брать”, — не спеша, прицеливаясь в зеленоватые, пятнистые фигуры, как это когда-то было в Афганистане, как заклинание, жестко повторил я. Двоих бандитов я снял быстро, а вот третий вояка, заметив, что вокруг него мешками падают дохлые подельники, успел шустро рвануть в кусты. Мне это не понравилось, потому что могло осложнить дело. Слегка нахмурившись, через оптический прицел, я начал внимательно обшаривать кромку придорожных кустов.

Я решил не упускать из вида небольшое свободное пространство в пятидесяти метрах, от того места, где скрылся бандит. И даже едва не рассмеялся, когда обнаружил неумело ползущего бандита, прячущего в траве голову, но высоко выставившего вверх, вихляющийся из стороны в сторону толстый зад.
Мрачно ухмыляясь, я тщательно прицелился, и послал пулю, в этот, очень похожий издали на огромную черепаху толстый зад. Бандит высоко подскочил в траве, встал во весь рост, видимо от боли забыв о грозящей ему опасности. После короткого хлопка винтовки, высоко взмахнув руками он, резко, точно подрубленное под корень дерево, упал в высокую траву.

— “Вот ребятки и все”, — устало подумал я, — “теперь я могу спокойно идти спать.
Взяв винтовку, медленно, чувствуя, как на тело наваливается свинцовая усталость, я не спеша спустился вниз с водонапорной башни, и пошел домой. Пополоскавшись под душем, смыв с лица и шеи черную камуфляжную раскраску, я закурил, потом сев в стоящее на веранде кресло, чувствуя легкость в теле, смешанную с усталостью, принялся с наслаждением затягиваться крепкой сигаретой, слушая как по-утреннему бодро и звонко щебечут птицы, приветствуя наступающий новый день. На душе у меня было спокойно.

Наташа, спала поверх одеяла, лежа на животе, выпятив вверх крутые холмики круглых массивных ягодиц. Нагнувшись над ней, я с наслаждением вдохнул милый, теплый запах девушки, и нежно поцеловал ее в верхушку мягкой, горячей ягодицы. Она вздохнула, и, повернувшись на спину, даже не просыпаясь, призывно подняла теплые руки, и нежно обхватив мою шею притянула голову к своей крупной, округлой груди, с приплюснутыми розовыми горошинами сосков. Я прильнул губами к ней губами, чувствуя, как ее сосок мгновенно наполнился и нежно набух во рту. Горячая рука девушки скользнула к моему паху и обхватила напрягшийся член.

— Ты, куда это ты ходил? — Сонно и немного невнятно спросила она не открывая глаза, продолжая ласкать мой член.
— Да вот, что-то проснулся, вышел покурить, немного посидел на веранде, потом пошел под душ, — сбивчиво, задыхаясь от охватившего желания и, пристраиваясь между широко раздвинутыми согнутыми в коленях ногами девушки, прошептал я, с наслаждением чувствуя как погружается в ее горячее, нежное лоно.
Она судорожно вздохнула и еще крепче прижала к себе мое трепещущее тело.
— Как хорошо, — нежно с легким сладострастным стоном, прошептала она, еще шире раздвигая бедра.

Я чувствовал, какое-то необычно сильное желание, такое знойное словно мне не сорок семь лет, а всего двадцать с небольшим хвостиком. Я неутомимо раскачивался над девушкой, которая, ощутив мои необычные чувства, уже не лежала, безвольно покачиваясь внизу, а выгибая бедра протяжно стонала с истомной негой выгибаясь широкими бедрами навстречу моим неистовым движениям.
Она кончала раз за разом, умирая подо мной, а я, чувствуя какое-то особое желание, не в силах удовлетворить его, неутомимо прессовал ее бедра податливо раздвигающиеся под его напором.

— Любимый, пощади меня! – со стоном прошептала она, — я уже не могу…
Я резко выдернул член затем, перевернув ее на живот, заставил встать на четвереньки. Крепко зажмурив глаза, покачиваясь от энергичных, сильных толчков, девушка стояла, мотая растрепанной головой. Ее округлые, крупные груди, тяжело обвиснув вниз, покачивались в такт моим толчкам. Громко вскрикнув, и бессильно опустив голову на руки, она высоко задрала кверху широкий раздвоенный зад. Я почувствовал, как обессиленная она обмякла, и безвольно распласталась подо мной, уже не реагируя на толчки.

Немного раздосадованный, и неудовлетворенный я поднялся с нее и, накинув халат, вышел из дома.
На улице было свежо и хорошо. Утреннее солнце еще не прогрело воздух, и он был немного влажноватым. Прихватив лежащее на спинке кресла махровое полотенце, я пошел к озеру, решив поплавать, чтобы сбить неудовлетворенное желание. Сегодня впервые Наташа не смогла удовлетворить меня. И я не винил ее в этом, зная причину своего необычного возбуждения. Так было всегда, когда мне случалось выйти победителем из передряг.

Увидев на своем кресле, стоящем на берегу, цветастое женское платье, я удивленно посмотрел на часы.
— “Кто бы это мог быть?” – подумал я, тщетно перебирая всех женщин, которые работали в его фирме. Их было около шестидесяти, но так рано я знал, что ни одна из них не встает, тем более не купается.
Повесив полотенце на ближайший куст, я снял халат, и с берега нырнул в прозрачную зеленоватую воду глубокого озера. Вода за ночь немного остыла, но так было даже приятнее, потому что бодрила и холодила его усталое тело.

Достигнув дна, я оттолкнулся от него и, всплывая, глянул вверх. Надо мной в серебристых пузырьках воздуха, шевеля стройными ногами, проплывала женщина, размашисто загребая руками. Я вынырнул в полуметре от нее и, услышав всплеск, повернув голову, женщина удивленно посмотрела на меня.

Мы одновременно вышли из воды. Немного настороженно глядя на меня, она быстро схватила платье и попыталась натянуть его на мокрое тело. Я усмехнулся, видя, как мгновенно промокшая материя узкого платья, облепила голову и плечи женщины, свернувшись в жгут упорно, несмотря на все ее усилия, не хотело опускаться вниз. Немного побарахтавшись, она окончательно запуталась в нем, оказавшись в странном, беспомощном положении с закутанной головой, и высоко поднятыми вверх, крепко скрученными тканью руками.

Ее высокая грудь под поднятыми руками поднялась еще выше, одна из них тяжело выпала из низкого выреза купальника, и округло лежала, блестя на солнце загорелой кожей. В низу ее темнел крупный слегка сморщенный цилиндрический сосок. У женщины была очень тонкая по сравнению с широкими, крутыми бедрами талия и полные, стройные ноги.
— Помогите же мне, — глухо, немного сердито от неловкости попросила она, — Вы же видите, что я запуталась.
— С удовольствием, помогу, — походя к ней, ответил я, и взяв в ладонь ее увесистую, упругую грудь ласково провел по ней ладонью, чувствуя, как возбуждение вновь накатывает на меня. Я знал, что другого, более удобного случая мне больше не представится, и поэтому решил не упускать его.

— Как Вас зовут? — продолжая придерживать на ладони грудь женщины, спросил я.
— Для Вас что, это так важно? – вопросом на вопрос, ответила она, — да помогите же, наконец, — нетерпеливо попросила она, — мне очень неудобно стоять перед Вами в таком откровенном виде. – Тем более, что я знаю Вас. Вы директор этой фирмы? – полувопросительно, полуутвердительно, добавила она.
— Да, но Вам разве не важно, кто Вас спасает?
— В общем-то, нет, но о Вас Сергей Петрович, простите среди местных женщин, идет своеобразная слава…, — она запнулась, — грозы женщин, что ли.
— И что же, они меня за это осуждают?
— Знаете, как это не странно, нет. Скорее говорят об этом с каким-то восхищением даже. Вашей секретарше очень многие завидуют.
— А Вы ей завидуете?
— Господи, о чем Вы говорите? Я ведь здесь всего лишь второй день. Суток не прошло, как я сюда приехала.
— И уже успели об этом пожалеть?
— Пока нет, мне здесь понравилось, но я могу пожалеть, если Вы не поможете мне освободиться из этого неожиданного глупого плена. И пожалуйста, отпустите, мою грудь. Мне очень неудобно. Не пользуйтесь моим беспомощным положением. Или Вы оправдываете свою репутацию.., — она вновь запнулась, — грозы женщин.
— Тогда я знаю кто Вы. Приятно познакомиться с Вами Оксана Павловна. Вы наш новый главный режиссер видеосъемок. А репутацию, тем более такую, нужно поддерживать. И Вы уж извините, придется это сделать с Вашей помощью, тем более, что случай сейчас, согласитесь, очень удобный.

Говоря это, я положил руку на обтянутый тонкой влажной тканью купальника лобок женщины. Он был теплым и мягким. Обхватив ее за тонкую, неожиданно сильную и гибкую талию, мягко и настойчиво я потянул женщину вниз, заставляя ее, опуститься на сухой теплый песок.
— Что Вы делаете? – беспомощно сопротивляясь, протестовала она, опускаясь на песок, подчиняясь моим рукам. – Нас же увидят, — привела она последний, беспомощный аргумент.
— Кто нас увидит? – тихо рассмеялся я, пытаясь снять с нее купальник. Все еще крепко спят и могут проснуться лишь тогда, если Вы станете громко кричать. Но Вы же не будете этого делать.
— Нет, я не хочу давать им пищу для пересудов. Не хочу ставить себя и Вас в неловкое положение. А купальник не расстегивается, — немного злорадно, сказала она. Его нужно стягивать.

— Очень жаль, тогда ему придется пострадать. Но Вы не беспокойтесь, — сказал я, заметив, как протестующе дернулась женщина, — я Вам куплю другой, новый, значительно лучше этого.
Крепко захватив пальцами ткань, я рванул, и тонкая материя легко, словно бумага, легко расползлась в моих руках, обнажая бедра женщины, с треугольником густых темно-русых волос внизу живота. Они искрились, блестя на ярком солнечном свете.
— О, господи, что Вы со мной делаете? – почти простонала она, дергая бедрами, пытаясь вывернуться из-под моих рук.
— Беру Вас, как женщину, — ответил я и, наклонившись, возбужденный ее голым телом и красивым, небольшим половым органом, впился губами в его губы.

Ее тело вздрогнуло, она страстно выгнулась в талии, пытаясь встать с песка, но я, крепко прижав ее бедра ладонями, продолжал покрывать страстными поцелуями ее живот и нежные, упругие бедра.
— Нет, нет, нет, я этого не хочу, — бормотала она, извиваясь подо мной.
Но, разорвав до самой груди тонкую ткань, я раздвинул купальник, освобождая ее тело для поцелуев. Нежно прижав ее гибкое сильное тело своим, я жадно припал губами к ее теплой, упругой груди, длинный сосок которой было так удобно и приятно сосать.
— Нет, нет, — продолжала глухо бормотать она, делая слабые попытки освободиться от него.

Я сосал ее великолепную грудь, чувствуя, как изнемогает и ноет от желания мой, напряженный член, упирающийся в ее упругий живот. Но я не хотел насиловать женщину и лишь хотел добиться ее желания. Я опустил его вниз и придавил своим весом, напружинившийся ствол, поместив его, почти между половых губ женщины. Посасывая ее грудь, я слегка двигал бедрами, массируя половой орган женщины. Шевеля бедрами, она невольно делала то же что и я. Я чувствовал, как из него уже безудержно течет смазка. Но и женщина, несмотря на сопротивление, тоже не оставалась безучастной, это было заметно по обильной влаге, смочившей его плотно прижатый к ее прорези ствол. Сосок ее груди набух, и я заметил, что ее живот иногда вздрагивает. Эта дрожь волнами переходила на ее бедра.

Проведя руками от ее подмышек до бедер, я заметил, что женщина расслабленно лежит подо мной. Ее ноги, до сих пор плотно сдвинутые вместе обмякли и слегка раздвинулись. Я привстал и, вставив колено между ее полных ляжек, легко развел ее ноги. Она лежала передо мной в свободной расслабленной позе, отдавая себя на милость победителя. Я понял, что женщина сдалась и согласилась.
Я осторожно ввел в нее член и, войдя в нее, почувствовал, как она потянулась всем телом и облегченно, прерывисто вздохнула.
— А Вы знаете, это не так плохо, как я думала, — заметила она, мерно покачиваясь от моих толчков.

Я спал в шезлонге и не слышал, как Наташа, осторожно накрыла меня теплым пледом. Я спал глубоко и спокойно, не видя ни каких снов. Моя совесть была чиста.


Поделиться в соц. сетях:

Копирование материалов разрешено только при условии наличия прямой индексируемой ссылки на likelife.ru