Секс истории


Ночь в лесу (продолжение)

1670 просмотров По принуждению

po-prinuzhdeniyuОна невольно, выпрямила руки, но тут же вернула их в исходное состояние. — Хорошо! Если ты хочешь выбраться от сюда живой и получить назад одежду, тебе придется исполнять мои приказания в точности! Или ты хочешь, чтобы одежда сгорела прямо сейчас? Ну-ка выпрямись немедленно! Видимо мои угрозы возымели действие и она нехотя, но покорно выпрямилась.  

— Та-ак! Расставь ноги пошире.

Она повиновалась. — Теперь повернись и нагнись?

Со вздохом она выполнила и эту команду. Несколько минут я любовался ее розовым задиком, на котором читались следы от недавней экзекуции. — Ясно! Теперь иди и принеси мне хороший прут. Он должен быть толщиной в мизинец, а длинной метра полтора… — Зачем? — Бегом! И если ты не перестанешь мне перечить, клянусь, я выполню свою угрозу и сожгу одежду! Хочешь проверить? Она метнулась к выходу, я загородил ей путь к одежде, но она и не попыталась завладеть ею. Видимо она понимала, что я гораздо сильнее ее и все равно одержу победу. Проскочив мимо меня, она скрылась за занавеской. Отсутствовала она не более пары минут. Когда она вернулась, у нее в руках был прут, который она и протянула мне. — Да-а, сказал я, по моему никто не занимался твоим воспитанием. Как ты подаешь прут?

— А как я должна его подать? — Встань на колени, опусти голову и с поклоном подашь его мне в обеих руках! Поняла? Она кивнула.

— Ну, действуй! Девушка опустилась на колени и протянула мне прут, при этом глядя мне прямо в глаза. Мне показалось, что она смотрит на меня с интересом. По крайней мере, мне хотелось так думать. Я взял ее за подбородок и тоже посмотрел внимательно. — Ладно, почти хорошо, просто получишь на пять ударов больше! Теперь подойди и помоги мне снять рубаху. Предупреждаю, одежду не трогать! Иначе свяжу. Она встала, расстегнула мою рубашку и помогла мне разоблачиться. Порывшись в куртке и найдя сигареты, я закурил присев на ворох одежды.

— Ну, рассказывай. — Что? — Тебя в детстве часто пороли?

— Нет, всего пару раз, да и то в раннем детстве.

— За что?

— Не помню, помню просто, что мама за что-то шлепала.

— Ясно. Теперь тебе предстоит повторить свою пробежку, только на этот раз, ты пробежишь не пятнадцать шагов, а двадцать и только после этого плюхнешься. Иди, погрейся пару минут. Когда будешь готова – скажешь. Она молча повиновалась. Я почти докурил сигарету, когда она появилась на пороге и вопросительно посмотрела на меня. — Пошли. Сказал я и указал на дверь. Я вышел вслед за ней. Она оглянулась на меня вопросительно, и я легонько шлепнул ее по заднице. — Пошла, я считаю. Она сделала шаг. Я рявкнул: — Бегом! Она сорвалась с места и бросилась бегом. Пробежав положенные двадцать шагов, она подпрыгнула и скрылась в сугробе. — Быстро вставай и бегом назад! Крикнул я. Раздались уже знакомые мне звуки и легкие ругательства. Это она бежала назад. Надо сказать, что назад она бежала значительно быстрее. Проскочив мимо меня, она юркнула в баню. Я тут же метнулся за ней, но она и не думала трогать одежду. Она пробежала прямиком к печке и теперь отогревалась. — Быстро залазь на полок! Скомандовал я, вооружаясь прутом. Она искоса глянула на меня, но повиновалась. Устроившись поудобнее и вытянув руки перед собой, она притихла. Она еще вся была покрыта капельками воды и от этого выглядела еще привлекательнее. Вначале я бил не сильно, она только стонала и двигала головой из стороны в сторону. Но со временем, сам дрожа от возбуждения, я стал хлестать ее все сильнее и сильнее. На ее ягодицах, вспыхивали все новые и новые полосы, а местами даже выступили капельки крови. От каждого удара она выгибалась всем телом, двигала ягодицами. Иногда громко вскрикивала. Наконец она обмякла всем телом и после каждого удара только шептала: — Хватит, хватит. Затем вскрикнула очень громко и затихла вовсе. Испугавшись, я остановился и перевернул ее на спину. Ее сотрясала дрожь, из закрытых глаз, непрерывной струйкой текли слезы. Повинуясь какому то странному инстинкту, я склонился над ней, прикоснулся губами к ее промежности. Она с готовностью их раздвинула. Тогда я прикоснулся я зыком к ее клитору и стал его ласкать. Язык скользил по влажным губам промежности, иногда проникая в вагину. Она стонала все сильнее и сильнее. Руками она обхватила мою голову и иногда очень сильно прижимала меня к себе. А я все ласкал и ласкал ее языком. Она помогала мне движениями бедер, направляя мой язык в нужное русло, до тех пор, пока ее не сотрясла новая волна. Сначала она очень сильно сжала мою голову ногами. Я едва мог дышать, но уже в следующую секунду она с силой повлекла меня на себя. Едва успев расстегнуть брюки, я замешкался с трусами. Она помогла мне, рванув их с такой силой, что до сих пор не понимаю, как они уцелели. На самом деле, я был в нескольких секундах от оргазма и попытался немного отрезветь. Однако, она расценила это по-своему. Она сдвинулась ниже и моментально член оказался в ее горячей восхитительной вагине. Она двигалась так же интенсивно как и я. В голове крутились разные мысли, про отсутствие презерватива, про то, что наверное нельзя кончать так, про то что девушка сотрет себе спину о доски… Оргазм оказался таким бурным, каких я не испытывал никогда в жизни. Я целовал ее так неистово, как только мог и, она отвечала мне такими же страстными поцелуями. Я чувствовал себя слегка виноватым, за то, что акт длился так не долго. Но девушка, не обращая на это никакого внимания, неожиданно перевернула меня на спину. Я повиновался. К моему удивлению, член не падал, словно ждал чего-то еще. А девушка, оказавшись сверху, все двигалась и двигалась. То поворачиваясь боком, то спиной, то, вновь обращаясь ко мне лицом. Ее движения все убыстрялись и убыстрялись. Она поднималась так высоко, насколько позволяла длинна моего члена и с размаху опускалась вниз. Казалось, все вокруг, стало мокрым и скользким от этого бешеного ритма. Я совершенно четко ощущал, как по мошонке и нокам, стекает ее влага. Она резко развернулась на мне и, оказавшись лицом к ногам, продолжила бешеную скачку. В какой то момент, она слишком высоко приподнялась, член выскользнул из влагалища и я попытался вернуть его назад, за те короткие мгновения, пока она находилась на верхней точке. То ли я не успел продвинуть его до нужной точке, то ли она уже начала опускаться, но в следующее мгновение, от ее мощного толчка, мой член до упора вошел в ее анус. Она резко вскрикнула. Но я уже почти ничего не соображал. Меня сотрясал оргазм. Я резко сел, прижав ее к себе, на сколько это было возможным, одной рукой стиснул грудь, другой надавил на клитор. В таком положении я двинулся еще пару раз и затих, целуя ее между лопаток. Она протяжно стонала, но при каждом стоне ее сотрясала дрожь. Не знаю, сколько мы просидели в таком положении. Затем я тихонечко стал приподнимать ее за бедра, стараясь не причинить лишней боли. Освободившись от члена, она почти рухнула на полок. Я, разумеется, тоже. Очень хотелось спать. Все тело стало ватным, а ноги дрожали даже в лежачем положении. Мы еще долго лежали молча. Затем я поднялся, кое-как натянул штаны и, сходив в предбанник, принес ей одежду. Сам вышел оделся и закурил. — Эй, ты еще там? Услышал я вопрос. — Конечно! Куда же мне деться. Я тебя провожу. — А не боишься, что я тебя сдам? — Нет. Я боюсь другого, я кончил без презерватива! — Ты что, заразный? В голосе прозвучала явная тревога. — Да нет, но заводить новых детей, сейчас почему-то нет желания. — Тогда не бойся, я таблетки принимаю. А ты вообще, откуда взялся? — Не все ли равно! Или ты хочешь повторить? За стенкой воцарилась тишина, слышно было, как плещется вода. — Слушай, там у меня в сумке полотенце есть, дай, пожалуйста. Я нашел полотенце и принес ей. Она стояла не прячась и не закрываясь. Неторопливо и даже как-то демонстративно, вытиралась. — Ты, к стати, штаны то нацепить поторопился. Сказала она, протягивая полотенце. Пришлось разоблачаться. Пока я, сидя на корточках, совершал водную процедуру, она неторопливо одевалась. Вдруг она присвистнула и в это же мгновение, я почувствовал, как мне обожгло поясницу. Еще не понимая в чем дело, я резко вскочил, обернулся и рукой коснулся обожженного места. Рука нащупала обширную ссадину, величиной со спичечный коробок. Во время наших скачек, я и не заметил что прошёркал себе спину, почти до дыр. — Подожди, — сказала она, — давай лосьоном зальем, а то мало ли что. Она вышла и вернулась, держа в руке, уже знакомую мне бутылочку. Налив жидкость на ладошку, она принялась растирать мою ссадину. Мне пришлось стиснуть зубы, чтобы не застонать. Я не мог показать ей свою слабость, особенно после того, что еще недавно вытворял с ней. Одевшись и потушив свечу, мы вышли на улицу и побрели обратно. Некоторое время мы шли молча. — Повторить не хочешь? Спросил я. — Пожалуй, нет. Тем более, что я достаточно удовлетворила свое любопытство. Даже слишком. — А как же воск? — По моему и так достаточно. — Как ты? — Нормально, задница только болит! — Сильно налупил? — Да нет, когда лупил, я даже кончила. Просто я никогда ТУДА не трахалась. — Я просто не успел, а ты уже опустилась! — Ладно, не успел! — Да нет, ну, правда… Она искоса глянула на меня, некоторое время помолчала и сказала: — В принципе, достаточно своеобразно. Не уверена, что мне захочется испытывать это каждый день. Но… Тем временем мы дошли до того места, тропинка обрывалась тракторным следом. Я остановился. Она тоже остановилась и вопросительно поглядела на меня. Казалось, она оценивает мои следующие действия. На ее лице мелькнула тень разочарования, видимо, она подумала, что я все-таки боюсь и хочу оставить в тайне направление, в котором я скроюсь. Я спокойно выдержал ее презрительный взгляд и сказал: — У меня там машина, пошли, отвезу тебя домой. Разочарование сменилось удивлением. — Так ты что, на машине за мной ехал, как это я тебя не заметила. — Вовсе и не за тобой! Хотел выспаться до утра, а тебя случайно заметил. Уже у леса. А зачем пошел за тобой, сам не знаю. Потом конечно караулил, пока ты печку топила. Хотел понять, чем все это кончится… Я открыл машину и жестом пригласил ее садиться. Сохраняя все то же невозмутимое спокойствие, она села. Я улыбнулся и покачал головой. — Если там не убил, здесь какой смысл. Там проще было!

— Согласен! Дав мотору погреться, я дал задний ход. Машина, недовольно урча, преодолевая рыхлый снег, выскочила на трассу. Я направил ее к указательному щиту. Затем свернул в сторону указателя и плавно покатился к селению.

— Знакомиться будем? Спросил я.

— А надо?

— Давай я тебе, все-таки телефон оставлю, вдруг понадобиться.

— Ну, оставь. Когда мы проехали первые дома, она тронула за руку.

— Останови здесь, пожалуйста. Я остановил машину, нашел в кармане ручку и листочек. Написал на нем номер своего телефона и передал ей. Она, кивнув, положила его в сумку. Открыла двери.

— Давай поцелуемся! Предложил я. Она оглянулась, затем придвинулась ко мне и подставила губы. Я с удовольствием поцеловал ее.

Она вышла и пошагала вглубь улиц. Так ни разу и не обернувшись.

Впрочем, она никогда мне и не позвонила.


Поделиться в соц. сетях:

Копирование материалов разрешено только при условии наличия прямой индексируемой ссылки на likelife.ru